18:33 

Лабиринт Чувств, или Многоугольники

Elektra Insain
Он держал меня за талию, а я его - за идиота.
Название: Лабиринт Чувств, или Многоугольники
Автор: Elektra Sovo-Murr (на ЖЖ - elektra_insane)
Статус: закончен
Размер: макси
Персонажи/Пары (Пейринг): Вейр, Ламбьель, Жубер, Ягудин, Плющенко
Жанр: Angst, Romance, POV
Рейтинг: R
Содержание (Саммари): Вейр хочет Ламбьеля. Ламбьель хочет Жубера. Жубер хочет Ягудина. Ягудин хочет Плющенко. Плющенко не в теме.
Предупреждения: основной POV - Джонни, по мере необходимости будет и POV других героев)
От автора: Когда мы принимаем минутную слабость за настоящее чувство - это заканчивается плохо. Когда мы принимаем настоящее чувство за минутную слабость - это заканчивается еще хуже.


ГЛАВА 7. Правда с примесью боли

POV Johnny

Следующие 10 дней прошли крайне спокойно и без особых событий. Для меня, во всяком случае. Так как большую часть свободного времени я торчал в номере, и не показывался на людях. Я решил, что «приключений», произошедших со мной в первые дни, вполне достаточно, и мне нужна передышка.
На тренировках все тоже было вполне спокойно. Хотя та напряженная атмосфера, которая возникла между мной и Брайаном, была очень четко заметна. Причем не только нам, но и всем остальным. Несмотря на то, что мы не конфликтовали, не скандалили и не испепеляли друг друга взглядами.
Каждый день хотя бы один человек да спрашивал, что между нами произошло. Первым поинтересовался Лёша. Я отмазался, сказав, что все это ерунда, и все на самом деле нормально. Потом спросил Женя, потом Джеффри, Адам, Томаш. Когда с этим вопросом ко мне подкатил Патрик, я уже не выдержал, и послал его далеко и надолго. Он в ответ назвал меня истеричкой и смертельно обиделся.
Смертельная обида продолжалась ровно до следующего дня. Патрик, после похода в клуб, проснулся с синяком под глазом, и ему срочно потребовалась услуга визажиста. И он, почему-то, решил обратиться именно ко мне. Ну что ж, разве я могу отказать в помощи «сирому и убогому»?

******

- Слушай, Джонни, что у вас с Брайаном произошло? – спросил Стеф, когда мы сидели на диванчике в одном из лучших клубов Милана.
- А что у нас произошло? – невинно поинтересовался я.
- Ну… Вы как неродные стали.
Я чуть не облился коктейлем.
- А мы что, родные с ним были?
- Во всяком случае, вы общались. А сейчас, фактически, не разговариваете.
Я пожал плечами.
- Так, мелкие неурядицы. Не понимаю, почему всем интересна эта тема…
- Потому что все беспокоятся за тебя.
- Да ну? Неужто все? – усмехнулся я.
- Ну, практически. Ты изменился.
- В каком смысле?
- Нервный какой-то стал. Ведешь себя странно временами…
Слава Богу, в том углу, где мы сидели, было практически полностью темно, и Стефан не видел моего лица. Потому что оно было, мягко говоря, шокированным. Неужели это так заметно? Я, само собой, знаю, что стал нервозным в последнее время, но не думал, что это видят окружающие. Наверное, я плохой актер.
- Старею, вот нервы и ни к черту стали, - я нервно хихикнул. Даже несмотря на минимум освещения, я увидел, что Ламби улыбнулся. Тепло. На душе стало спокойно. Приятно, что он рядом…

Минут через 15 к нам подсели Женя, Томаш и Джеффри.
- Лёха опять в ноль, - вздохнул Плющенко.
- И почему меня это не удивляет? – протянул я, помешивая коктейль длинной соломинкой. – Такими темпами мы скоро потеряем одного из лучших фигуристов в мире.
- Может, приколоться над ним как-нибудь? - возникла у Джеффри неожиданная идея.
Томаш усмехнулся.
- Как?
- Понятия не имею.
- Подсыпать слабительного в водку? – предложил Стеф.
- Ага, и он дня два не сможет выступать, - не одобрил идею Женя. – А если еще узнают о причинах этого, с нас три шкуры спустят. Не вариант.

Полчаса жарких обсуждений и ни одной толковой идеи.
- А может, тупо повесить у него в номере плакатик «Пьянству – бой!»? – задумчиво протянул Джеффри.
- Ага, и зеленой краской раскрасить, чтоб похмелье прошло в мгновенье ока, как только он посмотрит в зеркало, - с издевкой добавил я.
- Вот ты этим и займешься! – воскликнул Стефан, уже «веселенький» после трех коктейлей.
- Что?
- Да-да, это отличная идея, - поддержал Плющенко.
Я с надеждой на поддержку перевел взгляд на Джеффри, потом на Томаша. Но они всем своим видом давали понять, что замысел им по душе.
- Я не буду этого делать, - я сложил руки на груди и насупился.
- А в чем дело? Слабо? – «зацепил» меня Евгений.
- А может, и слабо, - процедил я.
- Да ладно, признайся честно, что ты просто трусишь.
- Кто? Я?
- Ну не я же. Трусишка Джонни.
Меня это задело.
- А где я возьму плакат и краски? – уцепился я за последнюю ниточку, которая могла бы помочь мне достойно выйти из ситуации.
Евгений злорадно усмехнулся.
- Не боись, плакатик у меня завалялся, не помню, откуда, но уже давно в чемодане без дела валяется.
- А у меня гуашь есть, - хихикнул Джеффри. – Не спрашивайте, откуда.
Я глубоко вздохнул. Все-таки не отмазаться…
- Ну так что? Дрейфишь? – ухмыляясь, спросил Евгений.
- Заткнись, - он все-таки добился своего, вывел меня из равновесия. – Я согласен.
Все сидящие за столом захлопали.
- Сегодня.
- Что?
- Сделаешь это сегодня, чтоб не откладывать в долгий ящик, - Стефан расплылся в улыбке a’la Чеширский Кот.
- Ну вы и свиньи, - я презрительно фыркнул, получив в ответ хохот.
И все-таки меня окружают одни идиоты…

******

Пять часов утра. Все еще спят. Я бесшумно крался по коридору, мысленно матеря себя за то, что повелся на подстрекательства этих дебилов. А вдруг Лёша проснется в самый неподходящий момент? Тогда мне хана. Но сейчас уже поздно об этом думать. Как говорится, назвался клизмой, полезай…. Нет, кажется, там по-другому говорится. Да какая разница, смысл все равно один.
Открыв дверь ключом, любезно предоставленным мне горничной после легкого флирта и пары моих самых очаровательных улыбок, я тихонько прошел в номер и огляделся.
Алексей спал на спине, распластавшись по всей кровати, и жутко храпел. Интересно, Женя не из-за этого случайно от него ушел? Так, хватит думать такие нехорошие мысли. Надо побыстрее сделать свое черное, точнее зеленое, дело, и валить отсюда со скоростью света.
К слову, впервые за все время нам достались одноместные номера. И я мог бы сейчас спокойно спать в своей постели, полностью расслабленный. Но эти…. люди испохабили все мои планы.

Прокорячась минут двадцать, я все же повесил проклятый плакат на противоположной кровати стене. Прямо на зеркало. Это убивает сразу двух зайцев. Лёша и плакат сразу увидит, и лицезрение себя «позеленевшего» оттянет на пару минут. Какой же я подлый…
Покрасив лицо Алексея зеленой гуашью, я отошел на пару шагов, чтобы оценить свой труд. Что ж, выглядит довольно отвратительно. Именно так, как я хотел.
Я сделал пару фотографий на сотовый, чтобы предъявить ребятам «доказательства», и удалился так же бесшумно, как вошел.
Выйдя в коридор и закрыв за собой дверь, я повернулся и собрался с облегчением вздохнуть, и тут…
Это уже не смешно… Бл**ь, ну почему Брайан Жубер имеет обыкновение появляться именно тогда, когда его меньше всего ждут?!
Судя по всему, Жу не спалось, и он решил спуститься в кафе, которое уже работало, чтобы перекусить. Однако, думаю, когда он увидел меня, в махровом халате, с растрепанными волосами, выходящим из номера Алексея Ягудина, все его планы свелись к тому, чтобы убить меня.
Я видел, что Брайану стоило огромных усилий совладать с собой и процедить сквозь зубы:
- Только попробуй сказать, что я опять все не так понял, - он сжал кулаки. Я поежился. А вдруг он сейчас захочет меня по стене размазать? А мне и защищаться-то нечем… Кроме баночки с краской, кисточки и ключей от номеров у меня ничего нет.
- Ну… Как бы тебе сказать… Ты просто всего не знаешь…
- Это я уже заметил. Знаешь, я думал, что ты другой. Понимающий и умеющий сострадать. А ты, оказывается, та еще зараза, - с этими словами Брайан развернулся и пошел по коридору прочь от меня.
Мне стало не по себе. Было чертовски жаль его. И стыдно за себя. Поэтому я принял решение – надо догнать его и все объяснить.

По дороге я уронил баночку с краской, перепачкав ковер. Ну и плевать.
- Брайан! Подожди! – я остановил его прямо перед дверями лифта. – Нам нужно поговорить.
- По-моему, нам с тобой не о чем разговаривать.
- Нет, есть о чем, - я стоял на своем. – Я не хочу, чтобы ты напридумывал себе всякой ерунды и потом дулся на весь белый свет.
Я замолчал и посмотрел на Брайана. Он выжидательно смотрел на меня.
- Между мной и Лёшей ничего нет, не было, и быть не может, - Жу скептически усмехнулся. Нельзя позволить ему помешать мне. Лучше сказать все сразу. – Это не «отмазка», как ты думаешь. Это правда. Потому что ему нужен совсем другой человек.
- Кто? – спросил Брай.
И в этот момент я понял, что не могу сказать ему правду. Я опустил глаза в пол.
- Джонни, - Брайан взял меня за плечи, - посмотри на меня, - мне пришлось поднять глаза. – Кто ему нужен? – Я судорожно вздохнул. – Женя?
Я закусил губу и кивнул.
- Когда мы сидели в баре, мы как раз об этом говорили. Правда, он не сказал откровенно, что Женя нужен ему, но…
- Так почему ты решил, что он ему нужен до сих пор?
- Было видно по глазам. Прости, что говорю тебе все это вот так вот. Но, думаю, тебе лучше знать правду.
- Да, наверное… - Брай вздохнул. – Спасибо, что открыл мне глаза, Джонни. – С этими словами он нажал кнопку вызова лифта.
И когда двери закрылись, я почувствовал себя мерзко, как никогда.

ГЛАВА 8. Чаша терпения

POV Johnny

Весь день я не мог перестать думать о своем утреннем разговоре с Брайаном. Даже тот факт, что моя «провокация» произвела на Алексея потрясающий эффект (увидев свое зеленое лицо в отражении, он от испуга разбил зеркало и орал так, что перебудил весь отель) не отвлек меня от этих мыслей.
На тренировке Брай был непривычно спокоен, холоден, равнодушен ко всему. Несмотря на все попытки ребят развеселить его. Особенно старался Стефан, доводя меня тем самым до тихого бешенства. Кажется, уже дошло до того, что ребята начали замечать, что Ламби как-то слишком неравнодушен к Жуберу.

- Ты не знаешь, что с Брайаном случилось? – спросил у меня Стеф в раздевалке, перед началом шоу.
- Нет, - соврал я. Мне совершенно не хотелось еще и Стефану «открывать глаза». На моей совести и так уже один депрессарик имеется, не хватало еще второго довести до ручки.
- Странно… Как думаешь, если я его позову сегодня после шоу посидеть в баре, он согласится? – каждое слово, как нож по сердцу. Ну почему ты спрашиваешь об этом меня?..
- Я не знаю, я же его мысли не читаю, - я натянуто улыбнулся. – Попробуй. Попытка – не пытка.
Ламби в ответ расплылся в улыбке и, перед тем как выйти из раздевалки, чмокнул меня в щеку.
Я едва не задохнулся от переизбытка чувств. Его прикосновения были такими редкими, что каждым я дорожил, как самым великим на свете сокровищем…

******

Шоу в Милане прошло, в общем, отлично. Только два человека в своих выступлениях умудрились накосячить. Это я и Брай. Думаю, причины можно не объяснять.
Все ребята были крайне удивлены таким подавленным состоянием Брайана даже после шоу, и пытались всеми возможными способами выяснить причину этой вселенской тоски. Однако Жу всем говорил, что просто сильно устал, и скоро все пройдет. Знакомая отмазка…
Может, кому-то покажется странным, но я чувствовал себя виноватым перед ним. Кто тянул меня за язык? Если бы я не сказал ему эту чертову правду, он бы надеялся. И, возможно, добился бы своего. Кто знает…
А теперь, временами замечая его грустный взгляд, направленный в сторону Лёши, я мучался угрызениями совести.

Уже в отеле Стефан сообщил мне, что Брай согласился посидеть с ним в баре. Я улыбнулся и пожелал Ламби удачи. А сам ушел в номер.
Уже сидя на кровати, я примерно представил себе дальнейшее развитие событий. Брайан, скорее всего, напьется до потери пульса. А Стефан, возможно, воспользуется его пьяным состоянием, и…
Я потряс головой, стараясь выбросить подобные мысли из головы. В конце концов, Стеф не такой. А хотя… Что ты вообще о нем знаешь, Джонни Вейр?
Нет, конечно, я знаю о Стефане довольно много, но я понятия не имею, на что он способен, когда влюблен… И узнаю ли я это когда-нибудь – неизвестно…
Единственный возможный вариант – лечь и уснуть. Но погрузиться в сон оказалось не так-то просто. Картинки, которые все время возникали в моей голове, не давали покоя.
Я ворочался около трех часов, в итоге, чтобы уснуть, мне пришлось принять снотворного. Не бежать же, в конце концов, в бар, чтобы проверить, а не «безобразничают» ли там Брай со Стефом?
В любом случае, я все узнаю завтра, по факту, так сказать…

******

Я проснулся в семь утра, после очередного эротического сна, в главных ролях – Стеф и Брайан.
Это становится просто немыслимо. Я начинаю понемногу превращаться в параноика. Но ничего с этим поделать не могу.
Я сел на кровати и задумался, чем заняться. Будильник прозвенит только через три часа, а сна уже ни в одном глазу. Поэтому я включил телевизор и следующие 40 минут утолял информационный голод.
Потом послушал музыку, принял ванну, привел себя в порядок. И выпил успокоительное, потому что скоро мне предстоит узнать, как Стефан провел вчерашний вечер, а, может быть, и ночь…


Спустившись в кафе, я обнаружил там одного только Евгения. И, разумеется, подсел за его столик. Мы поговорили о прошедшем шоу, о новостях из внешнего мира, и обо всякой ерунде. Я даже отвлекся от своей «больной темы». Но ровно до того момента, как Стеф вошел в кафе. Вид у него был довольно мрачный. Женя, как нельзя вовремя ушел, сославшись на то, что еще не собрал вещи.
- Ну? Как прошло вчера? – я постарался придать голосу как можно более беззаботный тон.
- А никак, - Стеф налил себе сок и тяжело вздохнул. – Он был адекватен первые минут 10, а потом…
- Что?
- Напился, как свинья, - в голосе Ламби прозвучала досада. – Я кое-как его до его номера дотащил. Уложил на кровать, и пошел к себе. Мда… не так я себе этот вечер представлял…
Да, мне очень стыдно, но я сидел и тихо злорадствовал.
- И что, он ничего не говорил?
- Говорил. Всякую ерунду. Что-то про несправедливость жизни, про разбитое сердце, и тому подобное.
- Мммм… - я кивнул.
- Джонни?
- Что?
- Посмотри на меня, - я без колебаний посмотрел на Стефана. – Ты что-то знаешь? – прозвучало больше как утверждение, нежели как вопрос.
- О чем?
- О Брайане.
- С чего ты взял?
- Слишком понимающе ты кивнул…
- Ну и что? – возмутился я. – Просто я знаю, как ведут себя пьяные, вот меня это и не удивляет.
Вроде Стеф повелся на эту отмазку. Оно и к лучшему.

******

Следующим пунктом нашего шоу-маршрута значился Мадрид. Мы прилетели около 11 вечера, поэтому по прибытии в отель все разбрелись спать. Номера снова оказались двухместными. Ну ничего, все уже привыкли…
Я видел Брайана всего пару раз за сегодня. Он, как и положено после пьянки, выглядел паршиво. Стало жаль его. Чёрт, и почему я в последнее время так часто его жалею? Меня бы кто пожалел…

До часу ночи мы со Стефом смотрели музыкальные каналы. Не забывая при этом обкладывать кумиров друг друга. Больше, конечно, по приколу. Просто меня веселила реакция Ламби, когда я выдавал какую-нибудь убойную тираду в адрес Бритни.
- Сколько можно уже проходиться по ней?! Она потрясающая женщина и очень сильный человек!
- Ты так говоришь, как будто жил с ней, - я рассмеялся и улегся на диване, положив голову на колени Стефану.
- Нет, вы посмотрите на него! Сначала оскорбил мои лучшие чувства, а теперь еще и моими коленями решил воспользоваться, как подушкой!
- Не льсти себе, - я подло хихикнул, - для подушки они слишком уж твердые.
- Да неужели? – Ламби склонился надо мной, пристально глядя в глаза.
И я смотрел в ответ, пытаясь сообразить какую-нибудь шутку или что-то вроде того. Но мысли путались только вокруг того, какое у Стефана красивое лицо. И вдруг он наклонился и крепко поцеловал меня в губы.
У меня, наверное, искры из глаз посыпались, и пар из ушей пошел в этот момент.
- Ты чего? – я округлил глаза. В одно мгновенье меня поочерёдно захватило множество эмоций: удивление, шок, возбуждение, недоверие, неприятие и, наконец, ни с того ни с сего – злость. Или ревность. Я поднялся и отодвинулся. – Слушай, шути вот так вот с Траньковым. Или с Брайаном.
- Да ладно тебе, Джо, - улыбнулся Стефан, - это всего лишь невинный прикол.
Так хотелось сейчас двинуть по его наглой улыбающейся роже чем-нибудь, да потяжелее. Больно. Как же больно, черт возьми.
- Пора ложиться спать, - сухо проговорил я и, встав с дивана, выключил телевизор.
Потом перевел взгляд на Стефа. Он сидел в полном непонимании. Ну конечно, куда уж ему, он же только своими страданиями занят.
- Извини, - он поднялся с дивана и направился в свою комнату. – Думал, ты понимаешь шутки.
- Дурак, - пробормотал я, когда за ним закрылась дверь. – Слепой идиот.
Хотелось крушить все подряд и выть на Луну. Но этого не будет. В конце концов, у меня тоже есть гордость. Хоть какая-то.

ГЛАВА 9. Такова жизнь

POV Johnny

Неделю я со Стефом даже не разговаривал. Мне уже было совершенно все равно, что подумают об этом остальные ребята, обида на него со временем не проходила. Наоборот, чем больше я об этом думал, тем дерьмовее становилось на душе. Иногда, конечно, проблески разума наблюдались, и я думал о том, что он ведь не знает о моих чувствах. Но все равно было обидно. И я никак не мог с этой обидой справиться.
Зато за эту неделю я успел заметить кое-какие перемены в Брайане. Он начал потихоньку выходить из своего депрессивного состояния и все больше становился похож на прежнего Брайана – улыбчивого, веселого и остроумного. Не знаю, почему, но меня этот факт радовал.

Стефан первые два дня пытался подкатить ко мне с извинениями и каким-то вялыми оправданиями, но я был непреклонен. И поэтому вскоре он просто оставил попытки помириться.

******

- Ну что, ты так и будешь дуться на меня? – спросил у меня Ламби на тренировке перед шоу в Кёльне. – По-моему, причина совершенно глупая.
- Это тебе так кажется, - проговорил я, вздохнув.
- Джонни, ну в самом деле, перестань строить из себя кисейную барышню. Хорошо, я признаю, что шутка была идиотская. Давай не будем портить отношения?
Это не «отношения», Стеф. К сожалению…
- Хорошо, - сдался я. Все-таки, и в самом деле, глупо беситься на человека, когда он даже причины этого бешения не понимает. Только нервы портить. – Только больше без таких вот дебильных приколов.
- Ура! – Ламби заорал на весь зал, заставив человек восемь на нас обернуться. Потом он обнял меня, обвив руками мою шею. – Пойдем сегодня в какой-нибудь клуб, повеселимся?
- Пойдем, - улыбнулся я, наслаждаясь его близостью. Все-таки, я не могу противостоять его очарованию, и с этим ничего не поделаешь…

******

- Как обстоят дела с захватом Пуатье? – поинтересовался я, потягивая коктейль.
Стеф пожал плечами.
- Мне кажется, что это дохлый номер.
- Почему?
- Он вроде всегда обходителен со мной, но нет ни единого намека на то, что он вообще что-то испытывает, кроме дружеских чувств.
- Ну, возможно, ты слишком рано хочешь получить результат? У нас еще два месяца тура впереди, так что времени еще много, - я подмигнул Стефу.
Он благодарно улыбнулся в ответ. Было тяжело говорить все эти вещи, и говорить так, чтобы казалось, что я говорю их от души. Но за те дни, что я провел в компании Стефана, плачущегося мне о своих высоких чувствах к Брайану, я научился говорить то, что он хочет слышать. Все-таки любовь – это первый шаг к деградации личности.
В клубе было невыносимо жарко. Мозг практически плавился. Мне срочно нужен был глоток свежего воздуха.
- Что-то душно здесь, я выйду на улицу на пару минут, - предупредил я Стефа. Тот в ответ молча кивнул, и я направился к выходу из клуба.
Сперва я хотел выйти через главный вход, но подумав о том, что могу нарваться на фанатов (что было не исключено), я решил воспользоваться служебным.
Я уже собрался взяться за ручку и открыть дверь, как вдруг услышал на улице приглушенные голоса. Я замер и прислушался. Говорили два человека. Два парня. Я не мог разобрать ни слова, но мне очень захотелось узнать, кому принадлежат голоса. Поэтому я чуть-чуть приоткрыл дверь и буквально одним глазом заглянул в образовавшуюся щель. И в следующую секунду отпрянул от двери, чтобы звук удара челюсти о пол не помешал им, и не спалил меня.
Там стояли Женя с Лёшей.
Немного успокоившись, я снова подошел почти вплотную к двери, в надежде все-таки услышать, о чем они говорят. Но у меня ничего не получилось, так как они говорили очень тихо, а потом и вовсе перешли на шепот. А потом голоса стихли, и послышался звук поцелуя…
Мне пришлось удерживать челюсть руками. Еще через несколько мгновений я услышал звук звонкой пощечины. Я едва успел отскочить от двери, как ее со злобой распахнул Женя и буквально пролетел мимо меня, не обратив на скромного американского вуайериста никакого внимания.
Я хотел, было, смотаться оттуда, но было поздно. Зашел Алексей, с горящей щекой и глазами, на которые вот-вот навернутся слезы. Увидев меня, он замер, ко всему многообразию эмоций, которые сейчас выражало его лицо, добавилось еще и удивление.
- Что ты тут делаешь? – как-то обреченно спросил он у меня.
А я ничего не смог ему ответить.
- Тебя в детстве разве не учили, что подглядывать и подслушивать нехорошо?.. – с этими словами он медленно сполз по стене и заплакал, уткнувшись носом в колени.
Где-то с минуту я стоял, как истукан, не в состоянии даже пошевелиться. Для меня было чем-то за гранью реальности то, что взрослый, сильный мужчина, плачет, сжавшись в комок. Потом я все же «опомнился» и, сев рядом с Алексеем, обнял его. Он обнял меня в ответ. Его плечи сотрясались от беззвучных рыданий.
- Что он сказал тебе? – осторожно спросил я.
- Много чего… Я хотел… Мне просто надо было знать, почему?...
- И что он сказал?
- «Такова жизнь, дружок. Кто-то приходит, кто-то уходит. Так что без обид».
- Сволочь. А зачем же ты поцеловал его тогда?
- Хотел проверить, правду ли он говорит… Правду… - Лёша замолчал и уткнулся носом мне в шею, все еще не в состоянии успокоиться.
А я сидел и думал, что при первой же возможности разобью Плющу всю физиономию.

- Хочу напиться, - пробормотал Лёша, немного придя в себя. Я, практически силой, довел его до туалета и заставил умыть лицо холодной водой. Чтобы ничего не было заметно.
- Даже не вздумай. Он этого не стоит. Тебе вообще надо с этим завязывать.
Алексей только грустно усмехнулся в ответ.
Когда мы вошли в зал, я сразу поймал на себе удивленные взгляды Стефана, Жени и Брайана. Это как-то нехорошо. А с другой стороны, я что, должен был бросить его одного загибаться от боли? Так что пошли все к черту.
Я с совершенно невозмутимым лицом сел на наш диванчик. Алексей сел рядом со мной, стараясь всеми силами скрыть свое подавленное настроение. Ему не хотелось, чтобы кто-то еще видел его боль. И я прекрасно понимал его.
- И что ты так долго делал на улице? – весело спросил Стефан.
- Воздухом дышал, - спокойно ответил я.
- Видимо, не только… - Ламби как-то похабно хихикнул, сначала посмотрев на меня, потом на Лёшу. Мы в ответ, не сговариваясь, одарили его испепеляющими взглядами, и он осекся.
Я оглядел людей, стоящих у барной стойки. И когда обнаружил знакомую светлую шевелюру, я едва не зарычал. Я уже собрался встать из-за стола и пойти бить морду Евгению, но в последний момент Лёша схватил меня за рукав пиджака.
- Не надо.
- Почему?
- Не надо, и все.
- Но я хочу, чтобы…
- Джо. Пожалуйста, - он посмотрел на меня полным боли взглядом.
- Хорошо. Как скажешь, - вздохнул я и откинулся на спинку дивана. Лёша отпустил мой рукав. А ничего не понимающий Стеф так и сидел, удивленно смотря на нас, не решаясь задавать вопросов. И я был рад этому, потому что он бы все равно не получил ответа ни на один. По крайней мере, не сейчас.

******

По возвращении в отель я вызвался проводить Лёшу до номера. И хотя он был кристально трезв (благодаря мне), я все равно пока боялся оставить его одного.
Увидев в номере Патрика, смотрящего телевизор, я подозвал его к себе.
- Проследи за ним, будь добр. У него что-то случилось, личное, и… короче, мало ли что может случиться.
- Хорошо, - к моему удивлению, Патрик не стал задавать мне никаких вопросов по поводу причин такого подавленного состояния Алексея.
- И вот еще что. Не вздумай ему наливать ни при каких обстоятельствах.
Чан хихикнул.
- Что, решил попытаться его сделать трезвенником?
- Что-то вроде того, - слабо улыбнулся я, - ладно, я пошел спать. Его сохранность на твоей совести, - с этими словами я вышел из номера.
Надеюсь, Алексей достаточно умен, чтобы не наделать глупостей.


- Может, объяснишь, что все это значит? – накинулся на меня с порога Стеф. – Все эти совместные походы, взгляды, хватания за рукава, и так далее.
Мне была непонятна такая реакция Ламби. И я не преминул его подколоть.
- А ты что, ревнуешь?
- Хаха, как смешно, - проворчал Стефан. – Просто мне интересно, вот и все.
- Интересно девки пляшут, - ответил я и прошел в свою комнату. – Если Лёша захочет, он сам все расскажет. Спокойной ночи.
И я закрыл дверь. Совершенно не было настроения продолжать разговор со Стефом. Все-таки сочувствие отнимает столько душевных сил… Так что сейчас – спать.

@темы: Стефан Ламбьель, Евгений Плющенко, Джонни Вейр, Брайан Жубер, Алексей Ягудин, Фики

URL
   

уголок Властелина Бездны

главная