18:29 

Лабиринт Чувств, или Многоугольники

Elektra Insain
Он держал меня за талию, а я его - за идиота.
Название: Лабиринт Чувств, или Многоугольники
Автор: Elektra Sovo-Murr (на ЖЖ - elektra_insane)
Статус: закончен
Размер: макси
Персонажи/Пары (Пейринг): Вейр, Ламбьель, Жубер, Ягудин, Плющенко
Жанр: Angst, Romance, POV
Рейтинг: R
Содержание (Саммари): Вейр хочет Ламбьеля. Ламбьель хочет Жубера. Жубер хочет Ягудина. Ягудин хочет Плющенко. Плющенко не в теме.
Предупреждения: основной POV - Джонни, по мере необходимости будет и POV других героев)
От автора: Когда мы принимаем минутную слабость за настоящее чувство - это заканчивается плохо. Когда мы принимаем настоящее чувство за минутную слабость - это заканчивается еще хуже.


ГЛАВА 4. Похмельный синдром

POV Johnny

Мда… Без пятнадцати десять утра. Через 15 минут прозвонит будильник, и надо будет каким-то образом соскрести себя с кровати и начать собираться, чтобы в 12-00 сесть в большой автобус и отправиться в аэропорт. И оттуда лететь в Ниццу, на следующее шоу.
А у меня нет сил даже повернуться на другой бок, несмотря на то, что этот я уже отлежал до боли.
Чувствую себя, как выжатый лимон, ибо мне не удалось поспать даже десяти минут за всю ночь. А все из-за этой наглой зебры, которая лежит сейчас рядом со мной, что-то тихонько бормоча во сне. Я не мог ни на мгновенье выбросить его слова из головы. Он пожелал мне спокойной ночи. Мне. Именно мне, Джонни Вейру. А не Брайану, не Джеффри, не, Боже упаси, Жене, не кому-либо еще. Значит, он все-таки думает обо мне как-то по-особенному? Я не мог дать ответа на этот вопрос, и это угнетало.
Я посмотрел на Стефа. Он безмятежно спал, лишь изредка уголки его губ едва заметно приподнимались, словно в улыбке. Мне даже стало жаль его, когда я подумал о его состоянии после пробуждения. Нет ничего хуже, чем похмелье, особенно если тебе предстоит лететь на самолете.
Я вздохнул и лег на спину. До жути хотелось спать. Я дошел до состояния, когда даже думать уже не можешь, мозг просто отключается без разрешения. Я закрыл глаза. Расслабился…
Через пару минут я почувствовал рядом с собой шевеление. Значит, Стефан проснулся. Интересно, какой будет его реакция, когда он обнаружит себя в одной кровати со мной? Ответ не заставил себя ждать: глубокомысленное «*б твою мать!» и жуткий грохот. Я тут же сел на кровати, и нашел Стефа полулежащим на полу, с круглыми, как у мыши, глазами, смотрящими на меня.
- Доброе утро, алкоголик, - я весело ухмыльнулся.
- Какого ты делаешь в моей постели? – ошарашено спросил Стеф, все еще, похоже, не веря своим глазам.
Этот вопрос меня даже как-то оскорбил. Как будто я чмо в ботах какое-то, а не Джонни Вейр.
- Ну, давай начнем с того, что это ты «какого-то» делаешь в моей постели, а не я в твоей, - я гаденько улыбнулся. – А во-вторых, приведи себя в порядок и собирайся, нам в аэропорт через 2 часа выезжать.
- Погоди… Что значит, в твоей постели? – было крайне смешно наблюдать за реакцией Стефа на мои слова. – А… К-как я тут оказался?
- Пришел и лег. А ты как думал?
Ламби подавился воздухом.
- А как я до отеля добрался?
- Тебя Брай привез.
- Ааааа? – а я думал, что сильнее выпучить глаза уже невозможно. Ан нет… Я уже начал бояться, что еще один его вопрос и один мой ответ – и его глаза придется ловить на полу... – Боже, он видел меня пьяным, какой кошмар… - начал причитать Стеф. – А что было до этого?...
Ответом на его вопрос был мой дикий хохот, потому как сразу вспомнился рассказ Брайана о вчерашних «проделках» Ламби.
- Значит, наша швейцарская дива ничерта не помнит? – весело спросил я, хотя это было скорее утверждение. – Какой момент ты помнишь последним?
- Когда ты ушел… - растеряно пробормотал Стеф.
- Что ж, тебя сегодня ждет много новостей, - я хихикнул. Ламби нервно сглотнул. И я решил немного «просветить» его…
- Меня там не было, но я уже наслышан о многом… Ты пытался станцевать стриптиз.
Стеф прикрыл рот рукой:
- Какой стыд…
- Хотел набить морду Патрику.
- Боже… - он схватился за голову.
- Разбил витрину.
В ответ – сдавленный страдальческий стон.
Я встал с кровати и направился в ванную, приводить себя в порядок.
- Да, чуть не забыл, - я обернулся на Стефана, лицо которого было белым, как полотенце. – Должен тебя поздравить - ты ущипнул за задницу Олимпийского Чемпиона Солт-Лейка.
- Чтоооооо? – Ламби соскочил с пола, как ошпаренный.
Я поспешил закрыть дверь в ванную, предоставив Стефу возможность «обдумать услышанное».
Наверное, такого веселого утра, как сегодня, у него еще никогда не было.
Удивительно, ни слова про головную боль. Хотя, когда тебе рассказывают ТАКОЕ о тебе самом, не то, что о головной боли, о родной маме еще не скоро вспомнишь.

Я посмотрел на себя в зеркало. Ну и видок… Глаза как у наркомана в последней стадии, под глазами синие круги, на одной щеке розовый след от подушки. Теперь понимаю, чего Стеф так испугался. Надо срочно что-то с этим делать. Не могу же я в таком виде появиться перед остальными. Это Стефу теперь все равно, в каком виде быть, его из-за вчерашнего еще неделю подкалывать будут, не обращая внимания на то, как он выглядит.
Первым делом – душ.
******
После получаса, проведенного в ванной, я снова стал похож на прежнего Джонни Вейра – красивого и соблазнительного. Это радует.

Первое, что я обнаружил, выйдя из ванной – Стефана, сидящего на моей кровати в обнимку с подушкой. Он напряженно о чем-то думал.
- О чем думаешь? – спросил я, как ни в чем не бывало.
Стеф поднял на меня глаза и некоторое время просто смотрел на меня, не моргая и не отрываясь.
Потом он, наконец, заговорил.
- Слушай, Джо… Я совсем ничего не помню о вчерашнем… Я… Мы с тобой… Ну… Как бы сказать это… Короче, я ничего по пьяни не сделал такого…
- Какого? – поинтересовался я, прекрасно понимая, на что он намекает.
- Ну… Такого, - он изобразил какой-то странный жест. – Ну короче, я и ты, мы…
Я усмехнулся.
- Знаешь, Стеф, не льсти себе. Ты был не в состоянии даже кроссовки снять, не говоря уже о чем-то «таком», - я передразнил его жест.
Ответом мне был глубокий вздох, а затем вопрос.
- Погоди… Значит, это ты меня раздел?...
- Нет, Брай, - выпалил я, уже начиная раздражаться этой «амнезией» Стефана.
Его лицо вытянулось, и я кое-как подавил желание засмеяться. Он что, все мозги вчера пропил?
- Мне надо собраться… - вдруг отстраненно пробубнил Стеф и, отложив подушку в сторону, встал с кровати и направился в свою комнату, видимо, за одеждой.
Что ж, значит, это «спокойной ночи, Джонни» - не более, чем пьяные бредни. Эх, а я-то уже на что-то понадеялся… Наивный…

******

Мы спускались в холл, как обычно, последними. Ну что ж, Принцесса никогда не опаздывает, это остальные приходят раньше.
Мысленно поправив воображаемую корону, я поздоровался со всеми и послал лучезарную улыбку стоящему ближе всех ко мне Брайану. И, что странно, он улыбнулся мне в ответ.
Как только из-за угла вырулил Стефан, по толпе фигуристов пронеслись возгласы на все лады, кто-то захихикал, кто-то захлопал, а Леша и вовсе закашлялся.
- Вы посмотрите, кто идет! Мистер Абсент-меня-что-то-не-вставляет, - весело проговорил Джеффри под дружный хохот человек десяти.
Стеф, вопреки моим ожиданиям, да и ожиданиям всех остальных, я думаю, даже ухом не повел. Он просто молча прошел сквозь толпу и вышел на улицу, не посмотрев ни на кого.
- Что это с ним? – спросил Женя. Почему-то у меня.
Я пожал плечами.
- Похмелье, наверное… - честно говоря, я и сам не знал, что с ним случилось. Надо будет его спросить при первой же возможности.

В автобусе Ламби сам сел рядом со мной, однако, никаких попыток завести разговор он не предпринимал. Всю дорогу до аэропорта он был погружен в глубокие раздумья. Хотел бы я знать, о чем… Но спросить так и не решился.

В самолете наши места оказались чуть ли не в разных концах салона. Замечательно, значит, во время полета поговорить не удастся. И после тоже, ведь у нас будет всего час на отдых, потом – в спорткомплекс на разогрев, и – шоу. А после шоу… Неизвестно, будут ли у меня вообще силы разговаривать, не говоря уже о том, чтобы что-то выяснять.

Ну мне и «подфартило». Мое место оказалось аккурат между местами Брайана и Лёши. Вообще мне часто «везет» в последнее время, как я посмотрю…
Несмотря на то, что Брай делал это крайне осторожно, я все-таки заметил, что он втихаря подглядывает на Алексея. Странным взглядом. И, что интересно, Ягудин тоже иногда смотрит на Жу.
Я почувствовал себя третьим лишним. Может, конечно, это всего лишь игра моего больного воображения, но все равно некомфортно. Надо что-то делать срочно.
- Брай, послушай, - неуверенно начал я. Жу перевел взгляд на меня. – Ты не мог бы поменяться со мной местами? А то я у окна себя как-то спокойнее чувствую, - ничего тупее придумать нельзя, но это было хоть что-то.
Реакция Брайана меня немного удивила. Он, по-моему, еле сдержался, чтобы не запрыгать от радости, что я предложил ему поменяться.
Когда мы пересели, я сразу повернулся к иллюминатору, чтобы отвлечься от мыслей. И внезапно услышал шепот Брайана в самое ухо:
- Спасибо за понимание…
Хорошо, что я сидел сейчас спиной к нему, потому что у меня непроизвольно отвисла челюсть. Мысли перепутались между собой. Вот так вот, Брай одной фразой посвятил меня в свою тайну… Он неравнодушен к Лёше.
Нет, я не скажу, что для меня это супер-шоковая новость, у меня были подобные мысли иногда. Но когда все становится настолько очевидным, делается как-то не по себе.
И тут мне подумалось: Интересно, а Стеф об этом знает?
Вопрос был риторическим. Но тут же возник еще один, более животрепещущий: Сказать ему или нет?
Этот вопрос терзал мой мозг до самой посадки в аэропорту Ниццы. Если я ему скажу, он либо не поверит, либо это разобьет его сердце (если он, конечно, действительно любит Брайана). А если не сказать – он будет надеяться на что-то, чего, скорее всего, никогда не будет между ними.
Ну и дилемма…

******

Шоу прошло на «ура». Даже пришибленный жизнью Стеф выступал, как всегда, ярко и зажигательно. Что ж, может, он уже «отошел» от приступа непонятной мне грусти? Посмотрим…

В раздевалке Ламби вел себя, как ни в чем не бывало, видимо, все еще пребывая в эйфории от выступления. Шутил, смеялся и был крайне очарователен. Что, надо заметить, не очень положительно отразилось на моем настроении, так как я не имел права даже просто подойти и обнять его. Нет, я, конечно, мог это сделать, но неизвестно, какой будет реакция Стефа, да и остальных. Поэтому приходилось сдерживать себя из последних сил.
Кто-то предложил пойти в клуб. В ответ сразу раздались возгласы согласия.
- Вы пойдете, парни? – спросил подошедший Женя.
Я перевел взгляд на Стефана. Он стоял с совершенно непроницаемым лицом.
- Стеф? – осторожно позвал я.
- Нет уж, с меня вчерашнего хватило, - равнодушно пробормотал Ламби и, спешно подхватив свои вещи, почти выбежал из раздевалки.
- Странный он какой-то сегодня, - протянул Плющенко. Я в ответ только молча кивнул. – Ну так что? Ты идешь?
- Да, - без колебаний ответил я. Мне нужно было отвлечься от мыслей о нем…

******

Клуб, в который нашу компанию притащил Женя, оказался на редкость отвратительным. Мерзкая музыка и ужасное освещение дополнялось практически полным отсутствием вентиляции. Но мои товарищи-фигуристы упёрлись рогом в землю и категорически отказались менять дислокацию. Поэтому мне тоже пришлось смириться с поганой атмосферой, царящей в клубе. Не пойду же я один шляться по ночной Ницце. Вдруг маньяка встречу?
Я внимательно оглядел танцующую толпу. Мда, публика была под стать заведению. Безвкусно одеты, некрасиво двигаются, да еще и рожи кирпичом у всех. Ну и местечко…
Я забился в самый угол диванчика, который стоял в самом углу зала, и потягивал коктейль, злясь на весь белый свет и теряясь в догадках, где сейчас Стеф, что он делает, один он или с кем-то…
Правда, обнаружив Брайана у барной стойки, я немного успокоился. Мысль, что Стеф сейчас не с ним, меня грела.
Неподалеку от Жу, возле барной стойки, стояли Лёша и Женя и что-то горячо обсуждали. Присмотревшись повнимательнее, я понял, что они ссорятся. Причем весьма активно. Естественно, из-за музыки ничего слышно не было, но я прекрасно видел, как Ягудин, уже в дупель, орал на Плюща, тот в долгу не оставался. А Брай за ними внимательно наблюдал, готовый в любую минуту кинуться разнимать скандалящих чемпионов. Интересно, теперь-то они что не поделили?
Вдруг я почувствовал, как по лбу катятся капли пота. Надо сходить умыться. Холодной водой. А лучше смыться отсюда, и побыстрее. Но сначала я все же решил умыться.

Ну вот, так гораздо лучше. Хоть немного легче жить стало. Я взял пару бумажных полотенец и аккуратно вытер лицо и руки. Дверь за моей спиной тихо скрипнула. Я повернулся лицом к вошедшему, и в следующую секунду был впечатан спиной в стену. Я инстинктивно зажмурился. В нос ударил сильный запах алкоголя. Вот же бл…….
- Почему ты жмуришься? – зло спросил Лёша заплетающимся языком. – Я тебе противен так же, как ему, да??
- Кому? – я осторожно открыл глаза и встретился взглядом с Алексеем. Вид у него был дикий. Действительно дикий. Глаза горят, как раскаленные угли, губы искривлены в гримасе ненависти. Мне стало страшно. Я боялся даже шелохнуться. Ибо прекрасно понимал, что такое пьяный парень-спортсмен, страдающий от неразделенной любви.
Лёша моего вопроса, казалось, не слышал.
- Почему он такой со мной? С тобой он другой. Совсем другой. Всегда приветлив, всегда улыбается. А со мной он как кусок льда, который не растопить ничем. Почему???
И тут до меня дошла «страшная правда». Он говорит про Женю.
- Лёша, будь добр, отпусти меня, - осторожно попросил я. Алексей вновь меня не услышал.
- А может… Я не достаточно хорош для него? Ответь мне, Принцесса, это так, да?
Я только открыл рот, чтобы что-то сказать, как Лёша сделал финт ушами. Он резко подался вперед и впился губами в мои губы.
Если бы он меня не держал, я бы, наверное, рухнул на пол. От неожиданности. От шока. От страха.
Но, к своему стыду, должен констатировать, что целуется он потрясающе.
Алексей оторвался от меня и заглянул мне в лицо, ожидая чего-то. И тут мое тело сработало быстрее, чем мозг. Я, неожиданно даже для себя, со всей дури ударил его кулаком в нос. Лёша пошатнулся и едва не упал. А я, не очень быстрым шагом, чтоб не показать своего страха, вышел из туалета. Едва оказавшись в зале, я в буквальном смысле дал дёру через весь клуб, на улицу. Так быстро, что никто, кажется, и не заметил меня. Я должен был убраться как можно быстрее. Ведь когда из туалета появится Лёша с расквашенным носом, сразу начнутся расспросы «как?», «за что?», «почему?», и так далее. А я был не в состоянии разбираться. На сегодня с меня приключений уже хватит. Лучше оставить это все на завтра. А сейчас – в отель, в свой уютный номер, под теплое одеяло, и спать до утра, забыв обо всем…
Хотя, кого я обманываю? Я не смогу ни забыть, ни, скорее всего, уснуть. Одного не понимаю: почему все мои друзья посвящают меня в свои любовные тайны, не спрашивая, хочу я их знать или нет? Как будто на мне висит табличка: «Все страдающие от безответной любви – обращайтесь. Выслушаю, помогу, обласкаю, пожалею.».
Только сев в такси, я вспомнил, что номер двухместный. А значит… Мне предстоит еще целая ночь мучений…

Едва войдя в номер, я услышал шум воды в ванной. На полу возле кровати Стефана стояла початая бутылка «Мартини». Боже, неужели еще один алкаш на мою голову?...
Я подошел к в ванной и аккуратно толкнул дверь. Она оказалась не заперта. Что-то заставило меня открыть дверь и бесшумно войти.
Стефан стоял под душем лицом к стене. Струи воды текли по смуглой идеальной спине, по упругим ягодицам, натренированным ногам. Я, как завороженный, прослеживал движение воды по желанному телу. Хотел бы я, чтобы вместо этих струек воды по нему скользили мои руки…
Я в последний момент удержался, чтобы не застонать, потому что почувствовал знакомую сладкую боль внизу живота.
Через пару мгновений я уже стоял в коридоре, прислонившись к стене и стараясь подавить рвущуюся наружу истерику. Хотелось плакать. Плакать, как девчонка. Хотелось кричать, до хрипоты. Я уже просто не мог совладать с собой. Со своими эмоциями. Но пугать Стефа мне не хотелось, поэтому пришлось сдерживать себя. Из последних сил. Господи, ну почему именно я? Почему это все происходит со мной?...
Внезапно я почувствовал резкую слабость в ногах. Я обессилено сполз на пол. Голова помутилась. Ну все, допрыгался…

ГЛАВА 5. Игра на чувствах

POV Johnny

Знакомый, едкий запах нашатыря ударил в нос. Я махнул рукой, пытаясь отогнать его, однако, результатов это не принесло. Пришлось открыть глаза. Удалось мне это только с третьего раза. И я сразу встретился взглядом со Стефаном. Вид у него был крайне напуганный.
- Ты слышишь меня, Джонни?
- Что за идиотский вопрос? Конечно, слышу, - проворчал я и попытался встать. Но сильные руки тут же уложили меня обратно.
В этот момент я осознал, что лежу на чем-то мягком. Я немного огляделся. Оказалось, что я лежу в своей комнате, на своей кровати.
- Что произошло? – обеспокоено спросил Ламби, все еще не сводя с меня глаз.
- Это я у тебя хотел спросить…
- Ну… Я вышел из ванной, а в коридоре ты. Лежишь, не подавая признаков жизни, - его взгляд забегал по комнате. Значит, я все-таки вырубился прямо там, у стеночки. – Я пытался привести тебя в чувство. Тряс за плечи, звал по имени, даже пощечину залепил несколько раз, - я злобно хмыкнул. – Но ты так и не очнулся. Поэтому я принес тебя сюда и…. – я не ослышался? Он принес меня? Это все похоже на сон… - Джонни!!!
- А? Что?
- Ты вообще слушаешь меня?
Я виновато опустил глаза.
- Засранец, - прорычал Стеф с нескрываемой обидой. – Ты меня чуть до инфаркта не довел, а теперь еще и слушать не хочешь!
- Ну извини. В следующий раз, когда решу упасть в обморок, обязательно тебя предупрежу.
- Так что с тобой случилось?
- Ничего, - уклончиво ответил я. – Все в порядке. Просто переутомился, наверное.
- У тебя губы искусаны… - с едва уловимой, но все же уловимой, досадой сказал Стеф. Да что это с ним?
- Перед шоу волновался, вот и искусал, - нагло соврал я.
И по взгляду на меня Ламби я понял, что он мне не верит. Само собой, он ведь видел меня перед шоу. И после шоу, перед тем, как я отправился в клуб.
- Ну, не хочешь говорить – как хочешь, - вдруг произнес Стеф и встал с кровати. – Тебе нужно отдохнуть. А завтра показаться врачу.
- Да ну их к черту, врачей этих. Ничего серьезного не произошло.
- Джонни, в обморок просто так не падают, - Стефан стоял на своем.
- Я. Просто. Переутомился. И ничего больше, - процедил я. – И хватит строить из себя заботливую мамочку. Я не маленький мальчик, и вполне могу сам о себе позаботиться.
- Зачем ты так? Я же хочу помочь тебе.
- А кто сказал, что мне нужна помощь? – и почему я срываюсь на нем? В конце концов, Стеф ни в чем передо мной не виноват. – Прости. Я сам не понимаю, что говорю. Я действительно устал.
Ламби, до этого собиравшийся уйти к себе в комнату, вернулся и снова сел на кровать.
- Надеюсь, что когда-нибудь ты все-таки научишься доверять мне так же, как я тебе и расскажешь о том, что тебя гложет.
Эх, Стеф. Я доверяю тебе, как самому себе… Но словами объяснить все то, что я чувствую, просто нереально.
Я закрыл глаза. Ощутил, как длинные пальцы Стефана гладят меня по волосам. Успокаивают. Я потихоньку начал погружаться в такой необходимый сейчас сон. Последним, что я запомнил перед тем, как провалиться в небытие, было почти невесомое прикосновение теплых губ к щеке. А может, мне просто почудилось…

******

Пронзительная трель мобильника, разродившегося песенкой в лучших традициях Lady Gaga ворвалась в мое сознание и заставила проснуться. Я на ощупь нашарил на тумбочке телефон и только потом открыл глаза. Звонил Женя. Я нажал «принять вызов», и прослушал сообщение о том, что из-за нелетной погоды наш рейс отменен, и вылететь на следующее шоу в Рим мы сможем, в лучшем случае, завтра.
Поблагодарив Женю за оперативную передачу информации, я нажал на сброс и положил телефон обратно на тумбочку.
Я попытался подтянуть на себя одеяло, чтобы поуютнее укутаться и еще часок-другой поспать. Одеяло не поддалось. Я попробовал еще раз. Эффекта снова не последовало. Ворча себе под нос всякие нецензурные выражения, я сел на кровати, чтобы разобраться, что мешает моим планам, и… увидел совсем неожиданную картину…
Стефан спал, сидя на полу и положив голову на кровать. Это именно он мешал мне подтянуть одеяло. Но мысль об этом меня уже не волновала. Больше меня интересовало, что он тут делает.
- Стеф, - я тихонько потряс его за плечо. – Стефан, просыпайся.
Ламби что-то промямлил, затем открыл глаза.
- Доброе утро, - он сонно улыбнулся. – Как ты?
- Не думал, что может быть удобно спать в такой позе, - заметил я. – Почему ты здесь, а не в своей кровати?
- Я… - Стеф замялся. – Честно говоря, побоялся оставлять тебя одного, после вчерашнего.
Ого… Неужели он и впрямь так обо мне заботится? Я улыбнулся.
- Спасибо, Стеф, - я потрепал его по волосам.
- Кстати, кто звонил?
- Женя. Сказал, что наш рейс отменили из-за непогоды. Так что сегодня мы еще тут.
- Ну и хорошо, - Ламби потянулся. – Можно хоть денек отдохнуть, как следует. Да и тебе надо прийти в себя.
Я ухмыльнулся. Для этого мне нужно гораздо больше времени, чем один день.
- Ладно, - Стеф поднялся на ноги. – Я в ванную, а ты пока полежи еще… Часок где-то.
- Ну ты и наглец! – нарочито раздраженно проговорил я. – Между прочим, больным надо уступать.
- Само собой. Но ты-то не больной, а выздоравливающий, так что excusez-moi, - Ламби в последний момент увернулся от запущенной мной в него подушки, и со смехом скрылся в ванной.
Я снова лег на кровать и задумался. Сначала о заботе Стефана обо мне. Потом мысли незаметно перетекли в воспоминания о вчерашнем вечере. О том, что произошло в клубе. Я слегка передернулся.
Интересно, Алексей вообще помнит о том, как он вчера вел себя? Наверное, не стоит рассчитывать на это, учитывая, что он был пьяный в дымину. Да и не уверен, что меня обрадует, если он будет помнить, как я заехал ему в нос. В конце концов, я не собирался этого делать. Это инстинкт самосохранения.
Потом я вспомнил про «маленькую тайну» Брайана, и на душе стало паршиво. Ему нужен Лёша. А Лёше нужен Женя. Судьба – жестокая шутница.
И все же – надо вставать. И делать что-то. Иначе поток мыслей подобного рода грозит мне еще одним обмороком. И вот тогда Стефан точно потащит меня к врачу. Такая перспектива меня не радует.
Я взял с тумбочки телефон и посмотрел время. 11-45. Забавно, мысли «накрыли» меня на целых полчаса. А Ламби все еще торчит в ванной. И ЧТО он там столько времени делает?
В голову полезли всякие неприличные картинки, и мне стало стыдно перед самим собой за такие пошлые мысли.
Что ж, выйти непричесанным и неумытым из номера для меня равносильно смерти, поэтому придется ждать, пока Зебра закончит все свои «процедуры». Поэтому мне не осталось ничего, кроме как достать I-Pod и на протяжении следующего получаса слушать музыку, не думая ни о чем.

******

- Ну наконец-то! – со вздохом облегчения произнес я, когда Стеф, уже полностью одетый, вышел из ванной. – Ты что, вагоны всю ночь разгружал, что так долго и тщательно отмывался?
Ламби в ответ лишь весело хихикнул.
- Одеться, между прочим, мог и в комнате, - прошипел я и, взяв полотенце, направился в ванную.
Холодный душ сейчас мне поможет лучше всего.

Выйдя из ванной (слава Богу, оделся я тоже там), я обнаружил в нашем номере, помимо Стефа, Женю, Брайана, Джеффри и Лёшу (у меня засосало под ложечкой от нервов).
- Ну, и что это за делегация? – как бы невзначай спросил я.
- Да вот, мы тут думаем, чем заняться сегодня, - улыбнулся Джеффри.
- Чем заняться? Отдыхать, конечно, - весело ответил я, поправляя прическу перед зеркалом.
- Отдыхать тоже можно по-разному, - разумно заметил Брай.
- Так и что вы предлагаете?
- Поехали в спорткомплекс! Там вроде один каток свободен.
- И это называется «отдых»? – я поднял бровь. – Неожиданно…
- Не издевайся, - включился в разговор Ламби. – Хотя, тебе, наверное, не стоит. После вчерашнего…
- А что было вчера? – в голос спросили Брай, Женя и, как ни странно, Лёша.
- Да ничего особенного, просто…
- Он в обморок вчера грохнулся. Прямо на пороге.
- Стеф! – я злобно посмотрел на Ламби.
- А что? Твои друзья имеют право знать…
- Только попробуйте, хоть кто-то, сказать мне хотя бы слово о «хилом здоровье» и о том, что «надо обратиться к врачу», - убью сразу.
Видимо, ребята мне поверили, потому как эту тему решили больше не обсуждать.
- Ну так что? Едем? – спросил Джефф.
- Едем, - провозгласил я.

Через полчаса мы, уже полностью готовые, шли по коридору отеля. К нам присоединились еще человек 15, которые, видимо, тоже представляли себе «отдых» именно так.

- Джо, погоди… - идущий рядом со мной Лёша аккуратно взял меня за локоть, заставляя остановиться. Сердце ушло в пятки. – Я хотел поговорить насчет вчерашнего… - вот черт, кажется, я все-таки попал…
- Слушай, Лёша, я не собирался разбивать тебе нос, или что-то в этом духе, - начал оправдываться я.
- Пустяки, - прервал меня Алексей. – Я, вообще-то, хотел извиниться. Я был пьян, как чушка. И вел себя соответственно. Так что, извини, ладно? – он выжидательно посмотрел на меня виноватым взглядом.
Я невольно улыбнулся.
- Забыли, Лёша, - я похлопал его по плечу. – Но за тобой должок.
- И что ты хочешь в качестве компенсации за мое поведение?
- Я подумаю, - весело улыбнулся я.
На душе стало легче. Причем, похоже, не только мне. Так как в течение всего пути до катка Алексей просто искрил шутками и вообще был в приподнятом настроении.

******

Каток действительно оказался свободен. Что ж, хотя бы раз можно просто погонять балду на льду, а не тренировать прыжки и вращения.

Час пролетел незаметно. Оказывается, это весело - просто кататься на коньках, в хорошей компании.
- Эй, Джонни! – позвал меня Стефан. – Не хочешь пойти перекусить? Говорят, в здешней кафешке обалденно вкусную пиццу готовят.
- Да нет, что-то пока не хочется.
- Ну ладно, как хочешь. А мы пойдем сходим.
- Мы – это кто? – поинтересовался я.
- Я и Брай, - Стеф подмигнул мне и, развернувшись, поехал к бортику.
За катком его уже ждал Жу.
Обалдеть! Значит, вся его забота и внимание – это просто результат испуга? Боялся, что я окочурюсь при нем?
Боже, и когда же я, наконец, научусь реально смотреть на вещи, а не через розовые очки?

А впрочем… Мне ведь есть чем заняться и тут.
Я огляделся в поисках своего «должника». И, обнаружив его стоящим у бортика, направился к нему.
- Помнишь про должок? – я хитро улыбнулся, глядя на Лёшу. Тот молча кивнул. – Научи меня своей фирменной дорожке шагов.
Лёша поднял брови и посмотрел на меня так, словно он подумал, что ослышался.
- Что?
- Ничего… Просто я думал, что ты попросишь что-то более…
- Какое?
- Ну, интересное что ли…
- Для меня это очень даже интересно. Ну так что, Лёша-сенсей, научите меня чему-нибудь этакому?
Алексей в ответ подмигнул и улыбнулся.

******

Такого веселья у меня не было последние лет десять. Мы вдвоем поставили на уши чуть ли не весь спорткомплекс. Не специально, конечно (хотя кто знает). Мы умудрились довести всех наших друзей до тихого (а некоторых и до громкого) бешенства.
А начиналось все так «невинно». Лёша показывал мне элементы, я их повторял. Потом мы начали делать их синхронно. Потом это постепенно переросло в парное катание. Мы ржали на весь каток, ловя на себе офигевающие, и иногда осуждающие взгляды ребят. Но мне было на это плевать. Потому что в процессе катания я краем глаза заметил, что Стеф и Жу уже вернулись из кафе. И теперь они оба сверлили нас взглядами. Я не видел этого, но прекрасно чувствовал.
Потом Лёша предложил внести разнообразие. И мы устроили пробежку по коридорам комплекса. В коньках. Я умудрился порезать недавно постеленный линолеум в двух местах, а Алексей, не вписавшись в поворот, оставил смачную отметину на стене. Что ж, Ницца нас будет помнить еще долго…


- Так, шизофреники! Завязывайте свои дикие скачки, нам пора! – кое-как поймав момент, обратился к нам Женя. – Мне позвонили из авиакомпании, рейс завтра в 9 утра. Надо собраться сегодня.
- Что?? – в голос спросили мы с Алексеем.
- Они издеваются, - добавил подошедший Джеффри.
- Ну что ж, мы ничего с этим сделать не можем, остается только смириться.
Я вздохнул и, растерянно улыбнувшись, непонятно кому, побрел в раздевалку.

- Что это было и как это называется? – прозвучал за моей спиной холодный голос, когда я убирал коньки в чехол. Ну вот, теперь еще и с Жу разбираться.
Я развернулся. Брайан стоял у противоположной стены и испепелял меня взглядом.
- Что именно?
- Ты прекрасно понимаешь, о чем я.
Я вздохнул.
- Просто нам захотелось повеселиться, вот мы и повеселились. Ничего личного, Брай, - я подмигнул Жуберу.
Его взгляд смягчился. Странно, но почему-то Брайана я совсем не боялся. Хотя он мог с тем же успехом впечатать меня в стену, как Лёша вчера в клубе. Но, я на каком-то подсознательном уровне знал, что он этого не сделает. Во всяком случае, со мной.
Я запаковал коньки, и мы вместе направились к выходу, где нас уже ждал автобус.

******

Весь вечер, пока мы готовились к завтрашнему отъезду, Стеф делился со мной впечатлениями о сегодняшнем дне. О том, как было классно на льду, о том, как весело они с Брайаном посидели в кафе. И ни слова о том, что мы творили с Лёшей на льду, и вне его. Меня это, честно говоря, задело. Мог бы хоть что-то сказать. Но Ламби молчал, как рыба, на эту тему.
Что ж, причин здесь может быть только две: либо ему неприятно об этом говорить, либо ему совершенно все равно. Я всей душой надеялся, что это все-таки первый вариант. Однако внутренний голос ехидно заметил, что второй ближе к реальному положению вещей.
Но Стеф же, черт возьми, следил за тем, как мы с Алексеем дурачились! Я это заметил. Так почему же он не говорит ничего? Не спрашивает, не интересуется…

- Как ты себя чувствуешь?
- Прекрасно, - я постарался улыбнуться. В принципе, я не врал. Стеф ведь спрашивал меня о физическом состоянии. А физически я и впрямь чувствовал себя отлично. Всю усталость и напряжение как рукой сняло.
Стеф кивнул, показывая, что он удовлетворен моим ответом.
- Ладно, надо ложиться спать. А то вставать ни свет, ни заря.
- Угу.
- Ну, спокойной ночи тогда, - Ламби подмигнул мне и удалился в свою комнату, закрыв за собой дверь.
- Спокойной… - пробубнил я себе под нос.

Уже лежа в кровати, я начал думать о походе Стефана с Брайаном в кафе. Интересно, о чем они говорили? Как они смотрели друг на друга? Улыбались ли друг другу? И еще масса вопросов возникали в моей голове один за другим, мешая уснуть. Я попытался переключиться на что-то нейтральное. Спустя минут двадцать мне это удалось. Правда, я не помню, о чем я думал, потому что провалился в сон я слишком уж незаметно для себя. Может, оно и хорошо.

ГЛАВА 6. Чемпионы тоже люди

POV Johnny

Встать с утра оказалось гораздо труднее, чем я думал. Несмотря на то, что я проспал достаточно времени, чувствовал себя измотанным. Словно и не спал вовсе.
Увидев Ламби, одевающегося со скоростью беременной черепахи, я понял, что я не один такой сегодня.
А, спустившись в холл и оглядев остальных, я, не без некоего удовольствия, осознал тот факт, что не только я не создан для ранних перелетов. Женя, почему-то, был какой-то помятый, да и порядком опухший. Он что, квасил всю ночь? Или… Может, они с Жу не поделили ванную?
На последней мысли я хихикнул, и заработал слегка удивленный взгляд Стефа. Я растерянно улыбнулся и пожал плечами, и мы пошли за остальными к автобусу.

К моему великому удивлению, в самолете мне удалось подремать немного. Чуть ли не впервые в жизни. Обычно я как-то не очень комфортно себя чувствую в самолете. А сегодня сработал режим «фени». Чему я был несказанно рад, ведь по приезде в отель у нас не будет времени отдохнуть, надо будет сразу ехать на разогрев. Потом шоу… Все, как обычно, в общем.

Снова двухместные номера… Откровенно говоря, я уже потерял всякую надежду, что хоть в каком-то городе у меня будет отдельный номер, и я смогу нормально отдохнуть, и хоть на какое-то время забыть о Стефе.

******

Шоу прошло, как и все прошлые, отлично. Публика в Риме встречала нас очень тепло, даже не хотелось уходить со льда. Лёд – это, на данный момент, единственное место, где я чувствую, что нужен кому-то. Не считая дома, конечно. Дома я всегда буду нужен. Родителям, брату, своим собакам.
Но мне хочется быть нужным еще кому-то… Точнее сказать, кое-кому… Но пока это только мое желание, а его исполнения, видимо, придется ждать еще очень и очень долго…

Меня крайне удивило то, что в раздевалке после шоу никто не предлагал пойти куда-нибудь «оттянуться» или что-то в этом духе. Все были какие-то вялые, жутко тормозили и вообще особого энтузиазма к активным действиям не проявляли. Что ж, вставать в 5 утра - это и правда немного тяжело.

В автобусе всё тоже было предельно тихо. Казалось, что все ребята спят. Кто-то даже всхрапнул пару раз, в подтверждение моих мыслей, но на этом шумы в салоне закончились.
В отеле все тут же разбрелись по своим номерам. Даже Стефан, который вроде был на подъеме еще полчаса назад, промямлил что-то про адскую усталость, и ушел спать. А мне, как назло, совершенно не хотелось ни спать, ни просто прилечь отдохнуть. Хотелось поговорить. Все равно с кем, просто поболтать ни о чем. Я так давно не разговаривал ни о чем, и уже как-то соскучился по пустой болтовне. Она так расслабляет нервную систему…
За неимением лучшего варианта, я пошел в бар, находившийся на первом этаже отеля. Может, хоть там кого-нибудь встречу…
В баре сидело, от силы, человек пять. И один из них сразу привлек мое внимание. Он сидел за самым дальним столиком, перед ним стояла бутылка «Бейлис», в руках он держал стакан.
- Ты не против, если я присяду? – спросил я, подойдя к столику.
- Нет, конечно, садись, - улыбнулся Лёша и залпом выпил весь стакан.
Я поморщился.
- И какое удовольствие люди находят в алкоголе? Нажраться в чушку, а утром – похмелье и амнезия, в лучшем случае. А в худшем еще и кто-то незнакомый и страшный, лежащий рядом.
Лёша засмеялся.
- А ты, я смотрю, специалист в этом вопросе.
- Когда у тебя среди друзей есть алкоголики, приходится расширять свои познания и в этой области. На всякий случай…
Алексей показал мне язык.
- Почему не спишь?
- Не спится. А ты почему?
- Не спится. Выпьешь?
- Нет, спасибо.
- Ну, как хочешь, - Лёша налил себе еще «Бейлис».
- Слушай, Лёш… Это, конечно, не мое дело… Но…
- Ты про наши отношения с Женей хочешь спросить? – предвосхитил мой вопрос Лёша.
- Да, а откуда ты знаешь?
- Просто подобные вопросы всегда начинаются со слов «это не мое дело…», «если не хочешь, может не говорить…», и тому подобное.
Я слегка улыбнулся.
- Что именно ты хочешь знать?
- Все.
- Прям все?
- Ну, с чего все началось? И почему сейчас все так?
Алексей кивнул.
- Хорошо. Началось все еще в Солт-Лейке, на Олимпийских Играх. Женя тогда очень сильно переживал свое поражение…
- Он уже тогда все так воспринимал… - задумчиво произнес я. Скорее для себя.
- Да, он всегда был крайне амбициозен. В тот вечер, на вечеринке после награждения, он изрядно выпил. Я, конечно, тоже был нетрезв, но до него мне было далеко. Он еле на ногах стоял. Меня попросили довести его до его номера и проследить, чтобы он лег спать. Когда мы пришли, он сел на кровать и вдруг расплакался. У меня сердце сжалось в тот момент… - Лёша глубоко вздохнул. Было видно, что ему тяжело вспоминать об этом. – Я обнял его, стал утешать. Не помню уже, что я ему говорил. Да это и не было важно. В какой-то момент наши губы соприкоснулись, и все… Крышу сорвало начисто. И хотя я прекрасно понимал, что он пьян, что завтра он, скорее всего, либо не вспомнит ничерта, либо будет обвинять меня во всех смертных грехах. Я был готов к этому. Вернее сказать, мне было наплевать в тот момент. Я просто дико хотел его.
Лёша остановил рассказ, и выпил немного.
- Однако на следующее утро, к моему крайнему удивлению, не произошло ни первого, ни второго. Он мирно спал, положив голову мне на плечо. А когда проснулся, расплылся в блаженной улыбке и сказал, что это для него дороже любой медали…
- Даже так… - снова себе под нос протянул я. - Почему же сейчас все так?
- Я и сам не знаю. На протяжении четырех лет мы встречались время от времени, выпуская на волю всю нежность, все эмоции, накопившиеся за время соревнований, когда мы были соперниками. На людях он всегда был холоден и высокомерен со мной, как и положено честолюбивой сучке, - я ухмыльнулся, - но когда за нами закрывалась дверь спальни, он становился совсем другим. Чутким, ранимым, любящим. А потом… Я как-то упустил момент, когда в нем что-то сломалось. Он вдруг стал отдаляться. Выстраивать стену изо льда между нами. А я ничего не мог с этим поделать. Я хотел понять, что случилось, почему он вдруг так изменился, но он просто отгородился от меня. Не отвечал на звонки, при встречах был сдержан и холоден. От него и сейчас веет равнодушием. Ко мне. Только ко мне, и больше ни к кому. Вот так его ледяная маска стала его настоящим лицом. А мой сказочный мир, где мы были счастливы, рухнул, как карточный домик.

Я не мог ничего сказать. Вообще ничего. Никогда бы не подумал, что человек, сидящий сейчас рядом со мной, испытывает в душе такие чувства. Впервые мне захотелось пойти и начистить сливу Плющу. Чтобы ему стало больно. Хотя я прекрасно понимал, что это ни к чему не приведет.
- Ты все еще любишь его?.. – единственный вопрос, который я смог задать после паузы.
- Люблю? Не знаю… - Лёша пожал плечами. – Возможно, я просто все еще хочу понять причину этого отчуждения, вот и все.
- Убил бы его прямо сейчас, честное слово, - проворчал я. – Разве так поступают с дорогими тебе людьми?
- Знаешь, я не уверен, что вообще когда-то был ему по-настоящему дорог. Возможно, он просто хотел компенсировать отсутствие золотой медали наличием золотого медалиста?
- Не говори ерунды, - отмахнулся я. – Конечно, ты был ему дорог. Может быть, и сейчас ты ему по-прежнему дорог. Может, он чего-то испугался, или что-нибудь еще…
- Ты такой хороший, Джонни, - неожиданно Лёша положил голову мне на плечо. – Я так давно ни с кем вот так не разговаривал…
- Я тоже… - я улыбнулся и посмотрел на вход в бар. Мои глаза столкнулись с полными ярости глазами Брайана… В этот момент мне захотелось провалиться сквозь землю. Потому что очень сложно будет объяснить ему, почему Лёшина голова сейчас лежит на моем плече, а его рука, едва ощутимо, но все же держит мою.

Каждая следующая секунда ожидания кажется вдвое длиннее предыдущей. Ведь в любой момент Брайан может ринуться с места, вытащить меня из-за стола и «приласкать» по полной программе, припомнив еще и наши с Лёшей вчерашние «шалости» в спорткомплексе.
Но Брай не двигался. Не проходил дальше, но и не собирался покидать бар. Он просто стоял у входа и смотрел мне в глаза. А я оцепенел и не мог заставить себя отвести взгляд. Боже, ну почему он ничего не предпринимает?.. Уж лучше пусть он и в самом деле подойдет и врежет мне, чем будет вот так стоять и заставлять меня нервничать.
- Эй, Брай! – вдруг воскликнул Лёша, наконец, подняв голову с моего плеча и отпустив мою руку. – Чего мнешься там у входа? Иди к нам! – ну спасибо вам, мистер Ягудин. Теперь мне точно разбора полетов не избежать…
Жубер, не колеблясь, направился к нашему столику. Вид у него был не очень дружелюбный.
- Выпить хочешь? – спросил Лёша, когда Брай сел за столик. Рядом со мной.
- Хочу, - сквозь зубы процедил Жу, косясь на меня.
- Отлично! – Алексей налил ему «Бейлис», и Брай выпил весь стакан одним глотком.
Что-то мне не по себе… Надо срочно ретироваться…
- Эм… Что-то я устал. Пойду, наверное, спать, - я встал из-за стола.
- Я тоже, пожалуй, пойду, - внезапно произнес Брайан, и я понял, что попал гораздо серьезнее, чем думал.
Черт, как же от него отвертеться?..
Единственным вариантом, который пришел в голову, был – выйти из бара первым, а потом на всех парах бежать до номера.
- Спокойной ночи, Лёша, - как можно спокойнее постарался сказать я. Не хотелось выдать свое волнение.
- Спокойной, Джо. Спасибо тебе, - Алексей улыбнулся, а Брай снова посмотрел на меня убивающим взглядом. Наверное, мысленно он уже придушил меня. Может быть, даже не один раз.
Я развернулся и быстрым шагом пошел к выходу. Оказавшись в коридоре, я отошел на пару метров от бара и хотел, было, уже рвануть со всей дури, как вдруг услышал за своей спиной голос Жу.
- А ну-ка, погоди, милый друг.
Внутри все похолодело. Сейчас, должно быть, будут убивать…
Брай в мгновенье ока оказался на расстоянии всего в пару десятков сантиметров от меня.
- Ничего личного, значит? – его тон ничего хорошего не предвещал.
- Ты все не так понял… - попытался объяснить я, но Брайан меня прервал.
- А, по-моему, я как раз все правильно понял. Ваше вчерашнее «представление» в спорткомплексе, а сегодня ты к нему клеишься в баре – что тут непонятного?
Я чуть не задохнулся от возмущения. Это я к нему клеюсь?! Да на кой он мне сдался?
- Ну, видимо, зачем-то сдался, раз ты такую активность проявляешь, - я понял, что последнюю фразу я сказал вслух.
- Знаешь, что? Я ничего не проявляю. Мы просто разговаривали, вот и все.
- Ну да, мило держась за ручки при этом.
- Это он взял меня за руку, а не я его, - я сделал лицо «тяпкой». – И вообще, я не обязан ни перед кем отчитываться, кого я беру за руку, а кого за задницу.
В следующую секунду Жу схватил меня за ворот рубашки и притянул к себе еще ближе. Наши носы почти соприкасались. Кажется, я его недооценил, когда сказал, что меня он трогать не будет…
- Вот что, Джонни, давай так. Если я еще раз увижу подобную картину, тебе мало не покажется. Мы друг друга поняли?
Вот ничего себе! Мне еще будут указывать, с кем общаться, а с кем нет?
Сие «предупреждение» оказалось для меня последней каплей. Но Брай был практически трезв, поэтому бить его я не решился. И я не придумал ничего лучше, кроме как укусить его за нос.
- Merde! – прорычал Жубер и, отпустив меня, схватился за пострадавший нос.
- Извини, Брай. Но я не люблю, когда меня начинают учить жить. Я сказал, мы просто разговаривали, и ничего больше. И я буду продолжать с ним общаться, нравится тебе это или нет, - с этими словами я развернулся на пятках и направился к лифту, опасаясь в любую секунду получить поджопник от Жу.
Но этого не произошло. Что ж, значит, я все-таки был прав насчет него. В конце концов, он слишком благороден, чтобы бить морду такому хлюпику (по сравнению с ним), как я.

@темы: Алексей Ягудин, Брайан Жубер, Джонни Вейр, Евгений Плющенко, Стефан Ламбьель, Фики

URL
   

уголок Властелина Бездны

главная